pizdec

Да, бля, хочется, чтобы спрашивали «Что у тебя случилось?» А я буду отмахиваться и говорить «Да нет, ничего особенного», а про себя буду знать, что еще как случилось. И уж такое преособенное, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Буду про себя думать, что в списке смертных грехов почему-то не значится предательство, а если что в этот список и запихивать, так именно его. Буду думать о том, что вырезать человека тупыми ножницами из сердца — это, блядь, больно очень. Но почему-то под рукой нет ничего, кроме тупых ножниц, и этого человека, которого не должно больше быть. В моей жизни, по крайней мере. Жизнь будет, а его не будет. Но это самое вырезание — аттракцион сродни тому, которые так любил устраивать Конструктор из «Пилы». Если успеешь в ближайше время выкромсать по живому все, что связано, все, что помнишь, все, от чего першит в горле, выживешь. Ну, будешь при этом моральным инвалидом, так это ерунда. Главное, сохранишь свою жизнь. А я себе и без того уже напоминаю лоскутное одеяло, из квадратиков, вырезанных.
Ну да, я ною.
И, что самое ужасное, это тоже пройдет.

Автор: хатифнаты

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × три =