Город — маятник

У нас в городе есть башенные часы. Большие, старые, хотя, им не больше года. Просто колдуны сказали, что в каждом уважающем себя заколдованном городе должны быть башенные часы. Ведут они себя, кстати говоря, как хотят — то показывают правильное время, то врут безбожно, то стоят на месте, то вообще отворачиваются от всех, демонстрируя колесики и пружинки. Но самое главное в наших часах, это даже не циферблат — это маятник. Огромный, массивный и совершенно неподвижный. По крайней мере, я не видела, чтобы он хоть раз сдвинулся с места. Кто-то говорит, что один раз маятник все-таки качнулся, но мало ли, что говорят.
А вчера из квартала молчунов к нам пришел один. С деловым таким видом. Подошел к часам, осмотрел их внимательно, только что не обнюхал, и уселся рядом. Достал из рюкзака бутылку с водой, ворох каких-то бумажек, закурил трубку, и сидит себе. Разумеется, весь город сбежался на него смотреть, молчуны к нам вообще нечасто приходят, а уж чтобы так себя вести — никогда такого не было.
И вот, в общем, стоим мы все, ну, то есть не все, а самые смелые, молчунов побаиваются все-таки, и смотрим на него. А он на нас не смотрит, курит трубку, роется в этих своих бумажках, думает о чем-то. В общем, всем надоело смотреть, и кто-то из толпы, может быть, старый Джон, а может быть, одна из тетушек-кошек, спросил, а чего он тут сидит.
Молчун посмотрел на нас, как будто только что заметил, хотел промолчать, кажется, но потом передумал и сказал — Жду, когда качнется маятник. — И снова ушел в какие-то свои дела. А уж зачем он этого ждет, никто рискнуть не спросил. У молчунов такие голоса, что лучше их вообще никогда в жизни не слышать. как будто тебе кирпичом заехали по уху, и там теперь что-то болит, саднит и вообще, неприятно очень.
Все постояли еще немного, подождали, может с маятником что случится, и разошлись, по своим делам. Ну, подумаешь, будет теперь молчун около наших часов ошиваться, ерунда, по сути дела. Город общий, и часы на всех одни. Пусть себе сидит. Я так вообще ушла за мост, попить кофе с Несбывшимся. У меня это традиция, мне хотя бы пару раз в неделю надо ему в глаза посмотреть.
Прихожу, а Несбышееся что-то пригорюнилось, сидит на пороге своей кофейни с чашкой, смотрит на реку.
-Что такое? – спрашиваю.
-Маятник, — отвечает мне Несбывшееся.
-А что маятник? Ну, болтается себе и болтается.
-В том-то все и дело,что не болтается. Пока что. А как только маятник качнется, все изменится, тут же.
-Как изменится? Почему изменится? Я не хочу, чтобы изменялось.
А я и правда не хочу. У меня на подоконнике только позавчера расцвел маленький цветочек спокойствия, ну, расцвел, громко сказано, бутон только приоткрылся. Но если расцветет, это же какая будет радость. А тут все вдруг собралось меняться.
Несбывшееся, между тем, сходило внутрь, вынесло мне чашку с кофе, и снова мрачно уставилось на воду.
-Понимаешь, — говорит – если маятник покачнется, то все сбудется, и тогда, как можно догадаться, меня не станет.
-Сбудется? – спрашиваю, а сама уже начинаю в голове прикидывать, сколько ж всего у меня в жизни может сбыться разного.
-Вот, — Несбышееся улыбнулось. – И ты туда же. Небось, начала думать, как все будет хорошо, когда меня не станет, да?
-Ну я…
-Да не оправдывайся, это понятно. Меня мало кто любит. Тоскуют по мне, это да, бывает. Но, на самом деле, никто не любит. Слишком больно.
-Ну вот, ты и само все понимаешь.
-Понимаю. Вот сейчас пройдет слух, все похватают всякого, что еще может сбыться, и побегут к маятнику, ждать. И что самое обидное, недолго ждать осталось.
-Недолго?
-Недолго. Это все, конечно, раз в вечность случается, а то и реже, но тут повезло. Маятник такой. Не знаю, как колдунам это удалось. Думаю, они и сами не знают.
-Слушай, — говорю, — а у колдунов, получается, тоже все сбудется?
-У колдунов, — говорит Несбывшееся, — все сбылось уже очень давно. Поэтому я живу на этом берегу реки. Меня у них просто нет.
Мы посидели поболтали еще немного, потом я домой пошла. Иду и вижу, рядом с часами и впрямь какое-то оживление наблюдается. Все ходят, присматриваются, ждут. Некоторые даже раскладные кресла притащили и сидят, маятник гипнотизируют.
Я на них посмотрела, подумала, да и домой пошла. Ведь город у нас все-таки хороший, а если все сбудется, мало ли, каким он станет. Мало ли, чего нам всем хочется такого, что не получилось когда-то. Хотя, конечно же хочется, еще как хочется, бывает, так, что проснешься ночью, и смотришь до утра в окно, потому что спать не можешь, а все думаешь, как оно было бы, если бы сбылось. И картинки рисуешь, одна радужнее другой. Хотя правды не узнаешь никогда. Нет, теперь уже узнаешь. Мы все узнаем, кажется.
На следующее утро воздух был прозрачный прозрачный. И такое чувство, что вот-вот что-то произойдет. Такое бывает. Когда чуть-чуть снега на тротуарах, но только совсем чуть-чуть, и не холодно еще, прохладно. А ты знаешь, что вот-вот что-нибудь случится. Неизвестно, хорошее или плохое, но ощущение это – оно точно хорошее, даже если потом снежная буря начнется или ураган, или ногу сломаешь случайно. В общем, в такую погоду только гулять и ждать, когда же. И наслаждаться еще, конечно. Даже бутончик мой что-то почуял, распустился еще немного и повернулся к окну, посмотреть.
Вышла я из дома, а площадь, где часы стоят, уже на цыганский табор похожа. Все притащили каких-то стульев, кресел, ковров, уселись. А вокруг них всякие фотографии, письма, какие-то безделушки еще. Небось, как все сбудется, тут такой бардак начнется, ну его на фиг.
Я пошла погуляла, по кварталу молчунов, потом вдоль реки, потом просто по улицам. На улицах совсем пусто. Даже у старого Джона почти нет клиентов. Один старый Джон сидит, попивает пиво. Увидел меня, подмигнул. Я ему помахала и дальше пошла. Надо же запомнить, каким все это было. Потому что таким уже не будет, наверное.
А потом, ближе к вечеру, когда уже начало темнеть, я пошла через мост, к Несбывшемуся. Ведь должен кто-то быть рядом с ним, когда его не станет. И ему не так грустно, и мне… а что мне, раз уж все собирается случиться, лучше в этот момент быть там, где оно начнет случаться.
И вот мы сидим сейчас с Несбывшимся вдвоем, чуть ли не в обнимку, пьем горячий шоколад и ждем, пока качнется маятник. Мы не знаем, что будет, мы даже не знаем, качнулся он уже или нет. Просто сидим и ждем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 + 5 =