Сказка о невозвращающихся.

Я знаю на что и насколько это похоже. Можно не рассказывать. Но каждая ситуация, будь она хоть трижды описана, проживается каждым отдельно взятым существом по-своему.
Есть города, из которых невозможно вернуться. Есть ситуации, из которых, как ни бейся лбом, не выпутаешься. Останешься навсегда. Зачарованные города, привороженные времена. Ты не узнаешь, куда попал, пока не попытаешься открыть глаза в своем родном городе, пока не попробуешь заняться рутинными делами, которые всегда ждут по возвращении. Загвоздка в том, что ждут эти дела совершенно не тебя, а того, кто с широко закрытыми глазами приходил на вокзал, ожидая, как минимум, чуда, а как максимум — перемены участи. Того, кто этой перемены дождался. Он, тот, который предусмотрительно отдал тебе все вещи и воспоминания, сейчас бродит по улицам в поисках нового места для проведения получаса из отведенной ему вечности. А ты лишь бледный отпечаток, небрежно отданный на откуп предыдущей судьбе. Тебя продолжают волновать все те же проблемы, что волновали достоверный оригинал, но открывая ключом дверь, ты попадаешь в чужой дом, сидишь за чужим компьютером и с некоторым недоумением смотришь на буквы, возникающие на экране. Вроде бы, когда-то у тебя получалось читать чужие судьбы, вроде бы, когда-то, у тебя получалось держать себя в руках. А сейчас ты не можешь вспомнить даже того, что было до появления тебя на свет. Волшебный город, из которого тебя выгнали, волшебное время, которое досталось не тебе. Полдесятка фотографий, полдюжины воспоминаний, чужое имущество, которое ты будешь недоуменно крутить в руках, пытаясь понять, что же связывает тебя с этими людьми. И не остается больше ничего, кроме как пытаться сориентироваться в этой реальности, загнать себя в нее, начать общаться с теми людьми, которых оставили тебе в наследство, ходить в те места, которые нравились твоему более предприимчивому двойнику. Но у тебя не появится даже смутного эффекта узнавания, и все дежа вю будут напоминать о том, что, вроде бы, никогда у тебя в жизни не случалось. Люди окажутся чужими, а места — неуютными. И лучшим способом решения всех этих проблем станет какой-нибудь недельный запой, во время которого ты будешь тихонечко выть о том, что тебе наоставляли массу каких-то глупостей, комплексов, тяжелый характер, невзаимную любовь и, что хоть как-то спасает ситуацию, возможность облечь свои сомнения в буквы. Хотя никаких чужих судеб уже нет и в помине. Кроме той одной, которая тебе досталась. Досталась мне.
Мне совершенно не в чем упрекнуть человека, который отправил меня сюда вместо себя. Я ведь, несмотря ни на что, очень хорошо помню все ощущения, которые будут с ним всегда, а мне лишь станут мерещиться в приступах ностальгии. И есть, вполне есть, от чего сойти с ума. Впрочем, можно начать игру по своим правилам. В конце концов, в чем-то я намного лучше своего двойника. Мне, в отличие от, пока еще нечего терять. Меня толком нет, потому что не было времени и желания продумать, объяснить, направить. А, значит, карт бланш. Потому что мне совершенно не нравится ничего из того, с чем приходится иметь дело. За исключением, пожалуй, вкуса моего предшественника, да и то, сюда можно внести массу корректив. Не думаю, что стоит рассчитывать на возвращение, не думаю, что меня отправят обратно в небытие, где, вполне может статься, было не так уж плохо. Поэтому отвечать за последствия уже нет никакого смысла. Спасает от полного хаоса лишь уверенность в том, что рядом есть еще один, такой же как я. А, значит, друг. В отличии от прочих мутных силуэтов, к которым, быть может, я со временем привяжусь. Если хватит на то глупости.
Но всегда, всегда будет надежда на то, что мы, я — не знаю, как получится, но надеюсь, что все же мы — сможем проделать тот же самый фокус и как-нибудь не вернуться. А если хватит благородства, то мы даже не станем присылать никого вместо себя.

Автор: Н.Крайнер

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре + 2 =