За жизнь — хаттифнаты опять порадовали

Он чмокнул меня в щеку и умчался куда-то по своим загадочным делам. Я машинально вытерла лицо рукавом и пошла на свой поезд.
Когда что-то уже кончилось, начавшись или не начавшись, на смену интересу или страсти приходит формальность. Поцелуи в щеку, смски и звонки на день рождения, дежурные улыбки и любые телодвижения, которые позволят не смотреть друг на друга. Формальности липкие, как шкурка лягушки-царевны, пустые, как бутылка из-под вина утром первого января, вредные, как употребление тяжелых наркотиков. Скользнуть кожей по коже, немедленно отвернувшись, не придавая значения ни встрече, ни прощанию, их будет еще много, чего там… Когда есть что-то, что-то кроме медленно гаснущего интереса, каждая встреча кажется первой и последней, можно радоваться и расстраиваться не в полсилы. Любое случайное прикосновение хранит в себе больше тайны, чем этот, якобы дружеский жест.
Я черчу что-то пальцем на двери вагона, может быть, традиционное слово «хуй», может быть, одну из древних рун, Эваз, скорее всего. Мне надо себя защитить, любым, пусть циничным, или, напротив, эзотерическим способом. Каждая формальность иголкой вгоняет под кожу равнодушие, и у организма не остается сил его отторгать. Точнее, сил все меньше. Когда видишь, что, уменьшая дистанцию, кто-то пытается отойти подальше, иммунитет не выдерживает. Лучше посмотреть на прощание, лучше улыбнуться при встрече, лучше сделать что угодно, лишь бы для этого пришлось напрягать хоть какие-то эмоциональные центры в душе, в голове, неважно, где. Чтобы потом можно было лететь вверх по эскалатору, зная, что чудо человеческого общения существует. Чудо человеческих желаний и правд. Миллиарды громких правд, которые не дают мыслить ясно, и создают вокруг воронку смерча, попадая в которую, каждый почувствует хотя бы что-то.
И тот, кто первый пошел на формальность, наверняка хочет тебе добра, хочет, чтобы у тебя развилось такое же отношение. Ведь боль — это нехорошо, боль, источником которой ты, косвенно или прямо являешься, заставляет чувствовать себя неуютно. Поэтому хочется поделиться своим равнодушием, чтобы было легче, чтобы вон тому человеку, рядом, было легче. Чтобы он тоже был спокоен и равнодушен. И если тот, другой человек, не сопротивляется, рано или поздно вы оба добьетесь одного и того же, став друг для друга обыденным дополнением к привычной картинке мира. И, наверное, в этом тоже заключается одна из множества правд, но в следующий раз, когда мы будем прощаться посреди гудящего метро времени час-пик, я предпочту раствориться в толпе немного раньше, чем ты захочешь помочь мне забыть тебя.

Автор: хаттифнаты

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 4 =