Шизофрения внутри — часть первая

Под этим тегом можно найти множество описаний шизофрении с клинической точки зрения, истории из жизни в больнице, но мне бы хотелось поговорить о человеческой стороне этого вопроса.
Итак, моя история такова. Я — девушка, из очень интеллигентной семьи. Отучилась в лучшем ВУЗе страны, многие считают меня просто чудиком, немного странным и неуверенным в себе человеком. Большинство людей даже не догадываются о моем диагнозе — шизофрения.

Все началось когда мне было 6-7 лет. До этого времени я была очень жизнерадостным ребенком, немного стеснительным, но очень открытым. Родители на пороге развода, дома ужасные скандалы, а старший брат на время ссор закрывается со мной в комнате и пытается чем-нибудь отвлечь. Но я — очень впечатлительный ребенок, однажды вырываюсь в разгар очередной ссоры родителей и вижу, как отец завязывает шнурки на ботинках и говорит: «Ноги в этом доме больше не будет!», мама в слезах. Это, видимо, стало точкой отсчета моей болезни. После ухода отца атмосфера в доме была настолько убийственной, что вспоминать страшно до сих пор. Началось темное время. Мама была одержима разводом, запрещала нам общаться с папой, постоянно рыдала и не хотела жить. И тогда появился ОН. Голос в моей голове. Я начала слушать, верить и бояться. Голос говорил мне делать определенные вещи, а если я их не сделаю, мои родители умрут. И я делала, а что мне оставалось? Просьб было много, всего и не вспомнить. Била посуду, наступала только на белые кирпичики на бордюре, 10 раз подряд билась головой об стену.
Мама рассказывает, как однажды заходит в комнату, где я в абсолютном одиночестве кричу на кого-то, что не буду выполнять этого. На вопрос — с кем это ты разговариваешь?, — я отвечала, что зелёные человечки приказывают мне и обсуждают меня. Мама, видимо, не очень верившая в медицину или попросту не желавшая замечать проблем, повела меня в церковь, где меня отчитывали молитвами. Не помогло. Зато я быстро смекнула — не хочешь отчитываться каждую неделю о своих поступках и целовать руку батюшке — научись не палиться. Естественно, голоса никуда не ушли, но маме было сказано: «Да, все прошло». С этого момента приходилось тщательнее выбирать место и время для выполнения предписаний от Голоса. Голос мог не только запугиваниями приказывать мне что делать, но и комментировать мои действия, высмеивать меня.
Так шли годы. Школа. Я полностью закрылась в себе. У меня практически не было друзей, общению я предпочитала одиночество в своем уютном и мрачном мирке. Так безопаснее и энергии меньше тратится. Насмешки одноклассников все дальше и дальше уводили меня в дебри своего сознания, заставляя прятаться от внешнего мира. Я научилась не слышать обзывательств, между мной и ними образовывалась некая стена из «белого шума».
10 класс, мама выходит замуж за моего отчима. Он — педантичный и мелочный человек, который стремится переделать меня под себя. Мне проще не конфликтовать. БОльшую часть нашей совместной жизни я проводила в своей комнате, закрывшись на замок (благо позволяли условия), читая книгу за книгой.
Первые неудачные отношения, голос в голове меняется с мужского на женский. «Ритуалы» становятся жестче. В момент возниконовения голоса я начинаю биться головой об стену. Затяжная депрессия, постоянные мысли о самоубийстве.
Поступление в университет. Первая настоящая любовь. Этот человек стал мне всем: лучшим другом, семьей, ангелом-хранителем. Он подобрал запуганного, озлобленного, дикого зверька и только благодаря его любви и терпению, голоса замолкали…
Проходит время, у меня начинаются новые отношения. Естественно, никто из окружения не знает о моей проблеме. Я шифруюсь как могу. Сложно только скрывать депрессию, которая порой накатывала на меня после «приступов».
По иронии судьбы, мой новый молодой человек работает на психиатрической бригаде скорой помощи и не блещет умом. Раз за разом он рассказывает мне «забавные» истории про психов, про то, как их избивают, как связывают и как издеваются над ними во время их бреда. Я молчу. Я перестала чувствовать счастье, перестала чувствовать любовь. Я перестала чувствовать абсолютно ВСЕ. Я наблюдала за собой как за героем кино. Да, иногда было грустно или смешно, но по большому счету — кино — это кино, и в нем может происходить что угодно, и я не несу за это никакой ответственности. Очередной приступ на глазах у моего молодого человека. Он не находит ничего лучше как побить меня.
Весна 2014. Я ухожу от него к другому мужчине. Он красив, эффектен, с хорошим чувством юмора и производит впечатление очень умной и сложной личности. И тут меня начинает крыть. И не просто крыть, а крыть ковровым настилом. Это моя любовь, это моя судьба, это — лучший мужчина на всей земле, — думаю я. Не дай бог его разочаровать или упустить. Жизнь становится одним сплошным оголенным нервом. Я забываю про друзей, про себя, целыми днями сижу и жду его звонка. Почему уже 16 часов, а он мне не написал? Почему он 15 минут не отвечает на смс? Наверное он что-то узнал про меня и не хочет больше знать! Мое сознание затуманено, я живу как во сне. В очень тревожном сне. Тем временем, к женскому голову снова присоединяется мужской. Теперь их двое, и они атакуют меня с двойной силой. К тому же, им нескучно — они переговариваются между собой и обсуждают меня. Говорят, что если я не буду выполнять их указания, мой молодой человек все узнает про меня, и я потеряю его навсегда. Этого допустить нельзя было никак. Я чередую битье головой об стену с еще десятком ритуалов. Все это, конечно, очень негативно сказалось на моем здоровье: от ударов об стену итог такой: 4 сотрясения мозга, зрение за 3 года упало с -1,25 до -5,0. Меня начинают мучить мигрени, и я решаю — это не нормально, я не справляюсь сама. Но поскольку я настолько привыкла ко всему тому, что со мной происходит, я точно знала — я не больна, мне просто нужен психолог. Никаких лекарств, только беседы. Естественно, за 2 месяца хождения к психологу мне становится только хуже. Что толку вести душеспасительные беседы и рассуждать о моем тяжелом детстве и проблемах с отцом, когда твоей жизнью управляют Голоса, которые, кстати, придумали новый «ритуал». Так я стала вызывать у себя рвоту. Не ради того, чтобы похудеть, а чтобы «очиститься изнутри». Убрать всю нечисть, весь негатив, чтобы гарантировать то, что мой мужчина будет всегда со мной. Все началось с одного раза в неделю. К середине сентября 2014 года моя жизнь стала непрекращающейся агонией. Мне пришлось уволиться с работы, потому что на нее не хватало ни сил, ни времени: все время стали занимать «ритуалы». За 3 недели с 70 кг чистого обезжиренного мяса (я была спортсменкой), я опустилась до отметки в 59 кг. Все мое свободное время я проводила в ванной, не способная прекратить бесконечное вызывание у себя рвоты. Я забыла про еду. Зачем мне еда, если есть вода? Знай себе — вливаешь в себя литр воды — и повторяешь процедуры. От постоянных издевательств над собой мое горло начало кровоточить, а на тыльной стороне ладони были раны от зубов. Когда рвотный рефлекс пропадал, я переходила к битью головой. И обратно. Я врала всем: родителям, друзьям, молодому человеку. Все, что со мной происходило, я называла «обычными паническими атаками». Еще через неделю мой молодой человек забрал меня жить к себе. Каждое утро я просыпалась от слез и с мыслью: почему я не умерла ночью? Я написала даже предсмертную записку и повесила веревку на перекладину в душе. И тогда я поняла: мне нужна настоящая помощь. Я не справляюсь. Было решено найти мне психиатра…
Конец первой части.

Автор: earthquaker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × пять =